Город моего детства

Город моего детства был необыкновенным, восемь месяцев лето и четыре месяца весна с осенью; иногда случалась зима, но не долее чем на 2-3 дня, тогда падал снег, но тут же быстро таял. В моем городе росло огомное количество деревьев, цветов и кустарников. Тогда я не знала всех названий деревьев и не отличила бы клена от карагача, но зато я знала акацию. У нее были белые мелкие цветочки, собранные в большие соцветия. Мы - дети, любили жевать эти цветы. Они восхитительно пахли и были приторно сладкими. Пчелы, шмели и бабочки тоже любили акацию, составляя нам здоровую конкуренцию. Узкие кривые улочки тянулись через весь город, они как полноводные артерии выносили людей к базару, котоый был центром города.

На базаре высились кучи дынь и арбузов, восхитительно пахло свежими лепешками. То и дело слышалось: «Сестра, а сестра, подходи сюда! Смотри какие красивые яблоки!» На базаре можно было купить все: и приплюснутые фиолетовые сливы, и огромные ярко-красные помидоры, и еще много всякой всячины. На базаре на ниточках висели гигантские кристаллы сахара, но вкуснее всего были разноцветные петушки на палочках. Мамы тянули нас - детей за руки подальше от уличных торговок, которые торговали петушками, сердито ворча: «Кто знает, какими руками эти петушки сделаны!» Мы ныли и канючили до тех пор, пока мамы не сдавались. И не было лучше лакомства! Даже шоколадные конфеты не могли с ними сравниться. А еще в каждом магазине продавали соки или газ-воду.

Тетеньки в белых халатах стояли у стоек, на которых высились сооружения, как-будто взятые напрокат из лавки алхимика. Две конусовидные большие колбы с маленькими кранами на концах были заполнены разноцветными сиропами. Протягиваешь тетеньке 3 копейки, и она тебя спрашивает: «Девочка, тебе какой сироп: клубничный или малиновый?». Потом она берет чистый граненный стакан, открывает маленький краник на колбе и струйка красной тягучей жидкости льется в стакан, заполняя его на одну четверть. Переносит стакан к большому кран с газированной водой. Огромные серые баллоны со сжатым воздухом стоят тут-же, через систему трубочек газ поступает в воду, и шипящая, искрящаяся жидкость наполняет стакан. Все любят газ-воду. Если нет 3 копеек, то можно купить стакан газировки за копейку, но уже без сиропа. Газировка без сиропа - кислая, но она так же упоительно пощипывает язык и отдает в нос.

Дети с утра до ночи носятся по улице. Всем весело. Можно играть в прятки всем двором, или прыгать в классики, или бегать в догонялки. Компьютеры еще не придуманы, первые телевизоры еще не украли все свободное время человека. Свобода… . Всем двором мы идем в кино. Кинотеатр стоит на соседней улице. Зажав в руке пятак, я мчусь с другими детьми в кино, нас детей - человек 40 - 50. На белом полотнянном экране скачут неуловимые мстители, плывет под водой человек-амфибия, воюет с гарпиями Синдбад - мореход. Захватывающе!

В городе много кустарников, у некоторых из них сок красного цвета. Мы с девочками ломаем молодые ветки и, сидя на траве под кустом, мажем этим красным соком ногти на руках. По-нашему мнению, мы теперь выглядим намного взрослее с красным маникюром на пальцах.

Вечером мамы загоняют нас домой чумазых и голодных, сидя за ужином мы чувствуем, как глаза сами слипаются, и мы валимся в кровати как подкошенные, чтобы забыться до утра крепким сном. Утром город детства снова манит нас своими прелестями.

Другие рассказы